SheraN20
Солнце пекло немилосердно. Особенно оно безжалостно, если ты рыцарь и на тебе, ясно дело, доспехи. Правда, в комплекте прилагался красивый синий плащ, но он мало помогал, отчего мысли благородного мужа текли вяло и все как-то не по делу: вспоминалась какая-то Сара, торжественный ужин при свечах, сарказм шерифа на вчерашнем ежевечернем отчете и недвусмысленно-плотоядный взгляд на него, Гизборна, одной из деревенских девиц на выданье. Последнее видение сэра Гая озадачило. Чтобы не говорили злопыхатели, использовать Ius primae noctis он так ни разу и не решился. Тонкому вкусу Гизборна претили уроженки сельской местности. Стройные, хрупкие девушки, с обворожительным взглядом и милыми манерами – вот что заставляло учащенно биться сердце рыцаря. Что же касается сегодняшней операции по сопровождению в Ноттингем крупной суммы наличности, то дело казалось верным на все сто. Из достоверных источников Гизборну доложили, что Робин Гуд и его команда весь день проведут на свадьбе дочери мельника из Уикема. Ожидались танцы и труппа бродячих актеров из Йорка. В другое время, Гай нагрянул бы в самый разгар веселья и навел шуму за укрывательство лесной братии, но в ходе обсуждения Плана № 33 «По молниеносному захвату Робин Гуда и его шайки», шериф расставил свои приоритеты: «Надо воспользоваться случаем, пока все они будут заняты, а потом, Гизборн, гоняйся за Гудом столько, сколько твоя лошадь вынесет».
Так что ничто не предвещало неприятных встреч на лесной дороге и отряд стражников, конвоирующих повозку Джона Нетта в лапы к шерифу, прибывал в расслабленном состоянии. Но сэр Гай не знал, что два часа назад нежная невеста прошлась увесистой палкой по хребту жениха и своей кузины. Свадьба была отменена к вящему недовольству брата Тука, который любил, как он говаривал, невинные и полезные для здоровья народные гулянья.

Первой мыслью сэра Гая при виде внезапно появившихся на дороге Робин Гуда и компании, была злорадной: «Не видать шерифу кобылы». Вторая же содержала слова, смысл которых на письме обозначаются многоточием… Быстро оценив обстановку, хорошо поставленным голосом Гизборн скомандовал:
- К оружию! Рассредоточиться!
Вчерашнее пополнение поняло последний приказ буквально, и рассредоточилось по всему Шервуду за считанные секунды.

Не видя, что происходит за его спиной и полагая что его люди последуют за ним, Гизборн пришпорил коня в одиночестве ринувшись на группу, но враг незамедлительно и подло, одним силовым приемом, скинул его с седла. Лежа на земле, сэр Гай получил прекрасную возможность полюбоваться презрительной улыбкой Назира, внимательным взглядом Робина и до чрезвычайности обеспокоенным лицом Тука. За спиной последнего угадывались фигуры Уилла и Маленького Джона.

- Что, показываешь кто здесь герой, Гисборн?
- Как здоровье? Проблем до сегодняшнего дня не наблюдалось?
- А где маленький…
- Нее, лучше ему быть большим…
- Согласен.
- Хорошо. А где большой сундук с деньгами? Не подсказывай, дай я сам догадаюсь. Вон там, да? Где сидит пухлый, милый, не сомневаюсь, добрый человек, почему-то с трясущимися губами?

Первоначальный церемониал встречи старых знакомых был выполнен: Гисборн захвачен, связан и выслушивает речи. Следовало переходить ко второму этапу - изъятию ценностей, но и у вольных стрелков сегодня день не задался.

Доподлинно не известно, кто или что тому виной. Мистически настроенные личности ссылаются в таких случаях на неблагоприятное расположение звезд, пессимисты на закон подлости, а галантные французы предлагают поискать женщину. В данном случае, стоит признать, что последние оказались ближе всех к истине. Вот только женщина сама нашла то, что хотела, а это еще страшнее для окружающих, чем когда ее ищут. На дорогу, к драматическому месту столкновения сил шерифа в виде отважного рыцаря и вольных стрелков, вышла жена Робин Гуда.

Не тратя времени на подготовительные вступления, разгневанная Марион сразу перешла к обвинительной фазе в своей речи:
- Почему я всегда должна оставаться в лагере, когда ВСЕ уходят на дело?!
- Что значит все? – удивился Робин. - С тобой остался Мач.
- Вот я и говорю – ВСЕ!
- Я что-то не понимаю.
- Еще бы!

Лицо девушки пылало от гнева, что не предвещало ничего хорошего не только Робину, но и всей команде. Когда Марон в таком состоянии, рядом с ней лучше не находиться, да и вообще по возможности не возражать.


***
- Вот только не надо валить с лысеющей головы на волосатую!
- Это не лысина, это – прическа, деревенщина!
- Ну, да, конечно. Ты верно и в монахи пошел, чтобы так прихожанкам разъяснять.

***
У вас там, в Палестине, можешь поступать как угодно, а здесь будь добр соблюдать правила лагеря!
- Уилл, ты знаешь, где Палестина?
- Плавали, знаем!
- Единственно, где ты «плавал», так это было на той неделе в луже около таверны.
- У себя на родине могу плавать где угодно!

***
- Я не позволю устраивать разборки у меня в отряде! Уилл, Назир. Все прекратите немедленно!
- А что касается тебя, Робин, муж мой.
- Началось...

***
- У тебя совесть есть?!
- Да, на ней написано «Не кантовать»!

***
- Меня учили ткать гобелены, а не капусту шинковать!

***
- А я эль принес.

Гизборн лежал и тихо наслаждался мгновением. Картина бранящихся разбойников его еще не пресытила. Он даже стал надеяться, что ссора достигнет эпического накала и в конечном итоге они все разбегутся, а по одиночке их переловить проще. Как кроликов в силки. Но честолюбивым мечтам сэра Гая не суждено было сбыться: спорящие стороны, ни сговариваясь, пришли к единому мнению замолчать. Снова стали слышны кузнечики, далекий стук дятла, шум ветерка в молодой листве. В общую картину наступившей природной безмятежности диссонансом вторглись лишь два звука: чье-то быстрое прихлёбывание и незамедлительный за этим громкий шлепок по чему-то мягкому.
- Где повозка? – спросил Назир.
- Первая мысль по существу за последние пять минут – отметил Робин, озираясь по сторонам в поисках пропавшего сборщика налогов с его ценным грузом. Затем все внимание сосредоточилось исключительно на Гизборне. Такую дешевую популярность Гай не любил.
- Ну и где он, Гизборн? – Робин наклонился и посмотрел пленнику в глаза.
- Не знаю. Иди, поищи.
- Все геройствуем, Гизборн? А как тебе понравится мечем меж ребер. Вмиг вся спесь сойдет.
- Стыдись, Уилл! – возмутилась Марион. - Как жестоко - мечом между ребер! Камнем ему по голове, и все.
При этих словах повисла молчаливая пауза, а Брат Тук незаметно перекрестился и дал себе зарок хоть изредка помогать Марион при готовке. Так, на всякий случай.

Робин выпрямился, посмотрел на всю компанию и резюмировал:
- Ладно, с Гизборном все ясно. Кто должен был в этот раз следить за повозкой?
- Не я – это Назир.
- И не я – практически в унисон ответили Тук и Уилл.
- Мне ты сказал бить любого, кто попытается бежать – оправдался Маленький Джон.
- Ну и как, попал?
- Пока выбирал - вздохнул Маленький Джон – все и пробежали. На лошадях.
- Хмм…
- А я за элем ходил.
- А вот если бы вы взяли меня с собой с самого начала, Робин, такой бы ситуации не возникло.
- Марион, да именно твое незапланированное появление…
- Да как ты можешь обвинять меня в этом?! Разве я ….
Новому взрыву препирательств помешал далекий, но все нарастающий стук копыт. Судя по всему, тяжелый отряд рыцарей.
- Уходим. До встречи, Гизборн – Робин улыбнулся и вслед за бешенством в глазах Гая.
Уилл с сожалением оглянулся на связанного Гизборна. В его взгляде явственно читалась мысль: «Может, успею хоть пнуть?». После секундной внутренней борьбы, идея заманчивой, но недостойной истинного шервудца мести была окончательно отвергнута и он присоединился к уходящим.

Теперь Гай явственно слышал шум приближающихся всадников, а через пару минут
на дороге появился отряд во главе с самим шерифом. Якобы небрежно заломленный берет на его голове, придавал всему облику шерифа щегольской вид. Было видно, что шериф не просто прибывает в добром здравии, но еще (что удивительно) и в отличном настроении. Причина его радости вскоре обозначилась: позади Роберта де Рено передвигалась повозка с бледным от пережитого страха Джоном Нутом, королевским сборщиком налогов. Гай автоматически отметил в кавалькаде за шерифом и наличие всех своих сбежавших людей. «Устрою им строевую подготовку. Заставлю маршировать километраж в доспехах» – подумал он мстительно. Увидев Гизборна, шериф остановил лошадь, вздохнул, воздел глаза к небу, потом перевел взгляд на него и сказал:
- Вставайте, Гизборн. Нечего валяться под солнцем. Благородным лицам загар ни к чему, а я слышал, что вы себя к таковым причисляете.


Шервудский лес.
На обратной дороге к лагерю Робин Гуда.

- Чего-то мы того…прямо и не знаю – начал Маленький Джон и почесал за ухом.
- Перемудрили? – пришел ему на помощь Уилл.
- Говорю вам – начал горячиться Маленький Джон, - Без магии здесь не обошлось. Опять шериф какую-нибудь ведьму к делу подключил. Вот мы и перегрызлись.
- Не перегрызлись, Джон – устало поправил его Робин – а провели конструктивную беседу.
- …?
- Ага.
- А-а… ну, тогда, ты, Тук, не обижайся. И вправду, прическа у тебя такая, чтобы по краям только волосы…
- Да вы, неучи, ничего не смыслите в церковной моде - запыхтел Брат Тук. – Вы.. ..
Первым не выдержал и засмеялся Робин, а за ним остальные. Туку ничего не оставалось, как досадливо махнуть рукой и отказаться от идеи нести в массы просвещения свет.

Общее молчание нарушила Марион.
- Скажи, Тук.
- Да?
- Ты мне недавно про одного барда рассказывал, которому Маленький Джон рот заткнул и к дереву привязал. Люди говорят, сочиняет он хорошо.
- Баллады он пишет славно, но вот как начинает их петь... Клянусь Святым Эдуардом, на больную голову его лучше не слушать.
- А на трезвую? – думая о чем-то своем, уточнил Робин.
- Начинаешь различать слова.
- Ясно – кивнул Робин. - Вот что. Сходи-ка ты вечером к этому стихоплету и расскажи ему, как все на САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.
- Да смотри, свою роль особо не преувеличивай на фоне остальных – благодушно добавил Уилл.
- Но, Робин – вмешался наивный и чистый помыслами Мач, - Разве можно рассказывать всем о том, что сегодня произошло?
- Мач - вздохнул Робин. - Порой, правда – это ложь. А лишняя баллада нам не повредит.

Дальше продолжали путь уже в приподнятом настроении. Брат Тук обдумывал историю безупречного налета на повозку сборщика налогов и быструю битву с солдатами шерифа во главе с негодяем Гизборном, в которой фигурировали: он сам, с крестом и увесистой дубинкой наперевес, неустрашимый Робин, сильный и прямодушный Джон, таинственный Назир, прекрасная и опасная Марион, а так же верный Уилл. Правда, некоторые затруднения вызывала фигура Мача, но, поразмыслив, он решил оставить его в лагере на охране рубежей. Тук улыбнулся. Все складывалось более чем ПРАВДИВО.

@темы: на память